?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Другие, ничейные дети


я все пытаюсь написать об этой книге, и у меня каждый вечер пропадают слова. потом я их нахожу, но уже под подушкой, вздыхаю и думаю, ну вот завтра, завтра, наверняка, смогу. И так уже месяц, месяц поиска толи слов, толи сил, толи правды.
Но попробуем...
Другие, ничейные дети - звучит, как приговор, и в этом приговоре я сознательно ставлю лишнюю запятую. Эти дети, действительно, другие, и как страшно, что они ничейные.
Я не буду кричать о том, что эта книга революция. Вообще, после прочтения Губиной меньше всего хочется кричать. Это тонкие, как кружево души, рассказы. Истории о самых настоящих детях, которых сломали пополам и выбросили, какое счастье, что выбросили в патронатный детский дом.
можно всю жизнь делать вид, что это такие же дети. И в чем-то мы, слепцы, будем правы, да, они такие же, они так же ищут теплых рук, так же любят сладкое и так же не понимают, что творится в той взрослой жизни, где все и вся всё решают за них. Но, другие, ничейные... помните... сломали... пополам... Человек, который решается этого ребенка склеить - идет на подвиг. Поверьте, любой, кто на него решается, даже не представляет насколько это тяжело.
Эта книга - лучшее тому подтверждение. в этих историях столько и детских, и взрослых слез, что кажется, усыновление/удочерение/патронат - это ад. сущий настоящий ад. Становится страшно. Зачем выпускать такие книги, которые рассказывают ту правду, от которой хочется зажмурится и убежать? Но потом, страница за страницей ты видишь, как из ада выползают. вместе, робко за руки. Вместе, тяжело, пыхтя, плача, вырываясь и снова протягивая руку.
Эта книга - исповедь сотрудника детского дома. Человека, который всю жизнь учится наблюдать и не вмешиваться, всю жизнь, сжимая в кулак сердце. Конечно, эта книга предвзята. Конечно, среди тысяч исписанных слов в ней есть одно настоящее  - "дети".
Повторюсь, лучшая серия Компасгида...
Лабиринт