September 29th, 2012

Космос в голове

big

В детстве у меня была такая.. традиция, что ли. Традиционная игра перед сном.

Я лежала в кровати с закрытыми глазами и фантазировала: представляла себе, что живу внутри дерева – огромной липы, в которой сделан домик с несколькими этажами, уютной мебелью, круглыми окнами.

На верхнем этаже – спальня. И вот как-то утром я просыпаюсь, засовываю ноги в тапочки и по легкому рассветному холодку подбегаю к окну. А за стеклом – снежная гладь!

То ли я проспала пару месяцев, а это время все валил и валил снег, то ли за ночь кто-то опрокинул много-много сугробов на окрестности, но теперь можно было вылезти из окна спальни и заскользить на лыжах по солнечно-морозной глади, огибая печные трубы и телевизионные антенны, можно скатываться с крыш, как с горок, а под снегом рыть тоннели.

Вот такая постоянная игра-фантазия у меня была.

От книги «Пока подружка в коме» Коупленда создается впечатление детской фантазии-игры, созданной, правда, с примесью черных взрослых красок. Как страшно, когда тебя заставляют просыпаться от подростковой жизни-Космоса, когда приходится взрослеть.

В голове у подростка – Бог, Космос, Любовь, Дружба. Абсолютные категории жизни, которые еще чисты и не затянуты обыденной пылью потребления, домашних забот, мелких страхов и неоплаченных квитанций.

Лежа на спине на хрустящем снегу, глядя в звездное небо, подросток дает сам себе клятву – быть всегда… и не просыпаться, пока не настанет что-то настоящее, что-то такое же истинное, как это небо над головой.

Кто же знает, что эта клятва может сбыться, да к тому же еще и привести к концу света – самому настоящему.

Ведь если человек перестает понимать мир, то почему бы тому и не забыть о человеке?

Однажды все остановится, говорит Коупленд. Самолеты упадут, как груда железа, магазины опустеют, дома превратятся в склепы. Люди уснут, потому что они так и не задумались, зачем же нужна им жизнь, так и спасовали перед самой главной тайной – перед Космосом в голове.
(с) Мария Булатова

Лабиринт
Озон
Рид

Арбузик и Бебешка :)


Когда издатели возвращают жизнь книгам с запахом детства, всегда становится, с одной стороны, радостно, а с другой — грустно. Радостно, что можно баловать себя, грустно, что от этого невозможно удержаться. А еще бывает страшно! Страшно, что книга детства во взрослом возрасте окажется неинтересной.

Мне повезло, я «Арбузика и Бебешку» в детстве даже не держала в руках. Так что для меня это чтение не было снабжено этими радостно, грустно и страшно, я просто читала и все. Попадала в лихие приключения, иногда по-взрослому морщила нос, но вовремя вспоминала, что делаю это по-взрослому, и продолжала читать.

Арбузик  и Бебешка – это третьеклашки, на чью долю выпало спасти ни больше, ни меньше человечество.  Делают они это на протяжении трех книг, все три друг с другом связаны. И что бывает редко, все три интересны.

Многие ругают Скобелева за излишнюю моралистичность и по-взрослому морщат нос, я тоже морщила пару раз. Но с другой стороны, когда твоему ребенку 3 и ты, веря в сказкотерапию, скупаешь тоннами сказки от капризов – это нормально, а когда твой ребенок подрос – ты перестаешь верить в силу слова – это что, предательство? Я с собственным вкусом прекрасного решила так, там где я морщу нос, скорее всего мой ребенок ничего не заметит. Но лишний раз помоет руки и зарядку сделает наверняка!

Картинки кликабельны :)