?

Log in

No account? Create an account

Здравствуйте, меня зовут Наталья. Я до сих пор отношусь к той горстке людей, которые в своих интересах скрупулезно выводят слово «литература». Можно ли этим гордиться? Да, в общем-то вряд ли, но смириться с этим все-таки придется. Я не читаю электронные книги, поэтому в моей семье нет спальни, но есть библиотека. А на фоне двух прекрасных бандитов, которые растут и называют меня мамой, собирается еще и детская ее часть.

Когда-то мне довелось поступить на журфак Московского университета и его закончить, группа была х/к. В России не так много людей, которые при виде этого загадочного сочетания букв вспоминают не скумбрию, а 5 лет на Моховой и литературно-художественную критику и культуру.

Стала ли я журналистом? Скорее нет, то есть я, безусловно, могу, и даже иногда пишу, но о книгах. Насколько это журналистика, мне судить сложно, склоняюсь критику к ней не относить. Это что-то на стыке жанра, на стыке литературы и повседневности. На стыке времен, книга уходит в вечность, а твоя статья в небытие.

О чем я пишу? О гостях в библиотеке, о свидетелях моих настроений.

Еще я с огромным удовольствием публикую тексты родных мне людей.
Под 0001 скрывается моя любимая подруга Мария Булатова
А

HXL_3F3AdFY - моя дорогая Алина Бедросова (Федорова)





Найти на книжной полке
Яндекс
Творчество Марии Ботевой можно описать двумя словами — «настоящий писатель». Ее повести, полные самой обычной правды, рассказывают о простых людях. Автор умеет в каждом из своих героев найти те черточки, которые позволяют показать его жизнь с совершенно особенной стороны, сделать ее отличной от тысяч других.
«Ты идешь по ковру» — первая повесть, вошедшая в одноименный сборник — рассказ о дружбе двух девчонок. Болтушки-хохотушки живут в небольшом селе: каждая поездка в город — приключение, а из новостей — всего ничего, школьные сплетни да новые жильцы, переехавшие в недавно отстроенные дома. Маринка и Олька дружат как сестры, не разлей вода, пока в один день на горизонте ни появляется симпатичный мальчик: и всё-то он знает, и всё-то он умеет. Впереди настоящее испытание, но дружба, конечно же, выстоит. «Ты идешь по ковру» — история, где есть место и бунтарству, и горькому разочарованию, и поддержке и, бесспорно, любви.
Вторая повесть — «Несколько кадров для дедушки» — о том, что каждая, даже самая недружная, семья может найти в себе силы, чтобы всё изменить. Рассказ о буднях девочки Жени, грезящей скалолазанием, живущей в ожидании соревнований, с завистью и гордостью смотрящей на своих старших брата и сестру (им-то удалось вырваться из душного и тесного родительского плена) — лучшее тому подтверждение. Кто бы мог подумать, что все это перевернется в одночасье с появлением дома щенка: крошечного и неказистого, такого, что боишься и в руки взять.
Забота о собаке постепенно позволяет всем героям вспомнить, как они важны друг для друга, как много их объединяет на самом деле. И Женя, и ее вечно работающая мама, и папа, лишь иногда способный смотреть на мир не через стекло бутылки, и дедушка, который борется со старостью и усталостью одновременно — все они постепенно понимают, что семья — это главное. Разве с ними поспоришь?
Лабиринт
Подробнее:http://www.labirint.ru/books/528678/

Здравствуй, мир!


Помнишь, как Лилу из «Пятого элемента», узнав о том, как выглядит война, стояла на краю пропасти и отказывалась спасать эту заигравшуюся в страшные игры планету? Согласись, каждый из нас в те или иные моменты очень хорошо понимает эту рыжую субтильную красавицу. Но почему-то человек всё ещё продолжает сам с собой сражаться. 1980 год — Афганистан. А сколько до, а сколько после? Книга Евгения Рудашевского, о которой нам с тобой говорить, совсем не о войне, на первый взгляд, скорее о любви, дружбе и мире, который война разрезает на две неравные части: в одной есть место улыбкам и радости, в другой — остаются лишь слёзы.

Ты наверняка не раз видел, что время умеет замирать, как будто оно шло-шло по своим делам, а потом остановилось и задумалось. Так бывает в Москве, когда ты идёшь по пыльному Арбату, сворачиваешь в маленький дворик и видишь, что здесь до сих пор сушат бельё на верёвках, которые натянуты между деревьев во дворе. Так бывает, когда ты собираешь чемодан и едешь на другой конец Земли, где нет новостей политики, культуры и даже спорта, зато есть океан и песок. Так было, когда в 1980-м году мир ждал новых свершений, а тихая Абхазия жила по своим многовековым законам, под цветущей мушмулой готовя мамалыгу. Именно в этот год мы и переносимся с тобой, открывая «Здравствуй, брат мой Бзоу!», постепенно знакомимся с героями: вот Амза и его семья, вот дельфин, которого чудом удалось спасти. Самая что ни на есть простая жизнь: свои дела, переживания и своя, совершенно особенная, судьба. Как говорит автор, эта история реальна и 17-летний абхазский мальчик действительно спас, выбросившегося на берег, бутылконосого дельфина и смог с ним подружиться.
Казалось бы, такое случалось не раз и не два. История из века в век рассказывает о том, как человек и дикие животные становятся близки. Чем же могла так зацепить Рудашевского эта добрая сказка. Всё просто: каждый день жизни Амзы становится короче, замершее время вдруг ахнуло, оглянулось по сторонам и понеслось. Впереди осень, которую оно зачем-то подгоняет: а осень это призыв на войну, Афганистан. Чьи дома посылают защищать этого мальчишку, который живёт в глухом абхазском селе и даже не может представить, где на глобусе этот Афганистан искать. У него есть семья, море, ручной дельфин — ему не нужна эта война. Он не боится, он по-детски не хочет, но принимает тот факт, что это его долг.
«Здравствуй, брат мой Бзоу!» ставит перед читателем такие непростые вопросы: бессмысленность войны, цена мира, превосходство дельфинов, которые пройдя свой путь по спирали эволюции, стали беззлобны. В этой книге нет ни грамма патетики, нет ярких батальных сцен, в этой книге нет совершенно ничего, кроме того ощущения из затёртого до дыр Бессона. Лилу, которая судорожно ищет ответ на вопрос, зачем спасать эту планету, если она ничему не учится.
Но мы же с тобой учимся, правда?
Лабиринт
Abiturientum #4

* * *

tumblr_nhiuzafkdY1tzft3mo1_1280
— Ай-ай-ай, сейчас упаду!
Секунда… и пушистый и иссиня-белый снег обхватил ее своими холодными лапами.
— Черт, досадно!
Она лежала на зимнем одеяле и с горечью потирала свои остроугольные бока.
— Мама-мама, а оно точно сбудется? — маленький мальчишка смотрел в небо, держась своими маленькими пальчиками за большую огрубевшую от московских морозов женскую руку.
— Точно, милый. Ангелы редко бросают звезды с неба, только когда рождается какое-нибудь очень доброе желание, которое просто непременно должно исполниться.


— Ага, как же, ангелы! Они самые, сидят себе на гребаном облаке и кидаются звездами. Вот же остолоп, верит. Ну, что ты там загадал, маленькая бестия? Давай уже, зря я что ли здесь бока отбивала.

Малыш стоял и размышлял, конечно, ему очень хотелось загадать новую железную дорогу, такую, какой нет даже у несносного Степы, чтобы он пришел в сад и тот захлебнулся от зависти, но потом он посмотрел на мамину обветрившуюся руку и почему-то загадал, чтобы та наконец-то научилась носить варежки и ее пальцы, ее любимые пальцы, снова были как новенькие. Мягкие и родные.

— Что???? Что???? И ради этого говна я упала с неба? Варежки? На полоумную мать? Серьезно? Железная дорога и то не так глупо, хоть какая-то польза. Варежки… и что мне теперь с этим делать? — звезда сидела, выводила на снегу «Х. У….» и все никак не могла понять, с одной стороны работа, но с другой: пьяные кролики, загадывающие под свои 50 лет пышногрудую девицу — это хотя бы весело, а здесь скукота.
— Что там у нас про эту, как ее мать. Под тридцать, плачет над глупыми фильмами, носит сапоги на босу ногу — да, ей в принципе не хватает мозгов… Что за блядский вечер! Эй, пацан, может все-таки утрем нос Степе?

Мальчишка посмотрел на маму, вспомнил, сколько раз она его ругала, сколько хвалила и сколько они вместе хохотали по мелочам и точно решил: мягкие незамерзшие пальчики. На другом конце мира звезда, все так же чертыхаясь, не хотела работать и двигаться с места.
— Мам, а хочешь я тебе по секрету расскажу, что я загадал? — мальчишка шептал так громко, что любой, кто жил в этом тихом дворе вполне мог прислушаться и потом разгадать его тайну.
— Нет, любимыш. Секрет он на то и секрет.
Но мальчишка тем же шепотом, способным дискредитировать любого, продолжал. Он в принципе редко слышал, жил как за какой-то пленкой что ли, изредка из нее вырываясь в шумный и беспокойный мир, смотрел отстраненными глазами и снова залезал обратно в привычную оболочку, где гулким эхом иногда раздавались какие-то мамины просьбы, признания и слезы.
— Я загадал…. — он говорил это слегка на распев… — чтобы у тебя не мерзли пальчики и звезда подарила тебе самые красивые варежки.
У мамы в эту секунду перед глазами промелькнуло все: как этот мальчишка родился, как первый раз закричал, как упал и набил огромную шишку, как сделал первый шаг, как много бездушных докторов говорили ей странные и непривычные диагнозы, как она кричала и плакала, плакала и кричала…
Секунда, она крепко прижала к себе этого завьюженного январским пушистым снегом пацаненка и сказала: «Пойдем домой!»

— А этот-то не так уж и глуп! Можно расслабиться! Кто там хотел блондинку?

(с) Наталья Эйхвальд
Фото из проекта #in365 by Muh-in
Давай начнем с главного? Я люблю этот чертов город. Совершенно невозможно искренне люблю. Уф, с признаниями покончено. Погнали!
РОДНАЯ РЕЗИНОВАЯ
Как гласит легенда, в Москве проживает чуть больше 12 миллионов человек. Насколько это можно считать правдой? Сложно сказать, скорее всего, к этой цифре стоит прибавить еще процентов 20-30, и тогда-то мы и приблизимся к истине. Конечно, в истории города были спокойные моменты — ну, XIX век, допустим, когда столицей был Санкт-Петербург, а Москва имела все шансы на спокойную старость, она могла сидеть и вязать пинетки, лишь иногда сдувая с себя пыль. Но ход времени изменил и это. Сейчас Златоглавая — самый сильный магнит. Сюда едут учиться, жениться, работать и отдыхать. Но удивительно другое, я знаю целую сотню людей, которые приехали в Москву, и не знаю ни одного, кто бы уехал. Эту магию Садового кольца разгадать невозможно. Но факт остается фактом — этот город быстро становится родным и ты каждый день открываешь его заново. Нет, поверь мне, нет ни одного человека, кто осмелится сказать: «Я знаю Москву». Это точно такая же шутка, как, прищурившись, сказать: «Жизнь, я наконец-то счастлив». Ты же знаешь, что услышишь в ответ? «О’кей, подожди секундочку!». Поэтому-то у каждого, кто ходит по этим вековым мостовым, город свой. Так что прости мне мою предвзятость и давай прошагаем по моей столице. Моей резиновой Москве.
Помнишь, как «хамоватая» Ирина Муравьева в «Москва слезам не верит» выдала: «Все в Москву лезут, как будто она резиновая!» И прилипло на века. Резиновой Москву теперь не называет только ленивый. Так что неудивительно, что в 2000-е это предсказание сбылось. Команда российских дизайнеров умудрилась сделать эластичную карту города. В первозданном виде она в диаметре не больше блюдца, карту надо натуральным образом растягивать, чтобы, так сказать, «увеличить масштаб». Побалуй себя, растянуть Кремль с Мавзолеем — неплохое удовольствие!
РОДНАЯ БЕЗВКУСНАЯ
Москва похожа на салат оливье. Чего здесь только не намешано. Иностранцу, который видит состав нашего исконно застольного салата, тут же становится плохо. Так и у любого человека, который первый раз оказался в городе, пестрит перед глазами. Здесь элитные новостройки стоят рядом с палатами XVII века, сталинские громадины — напротив тихих уютных дореволюционных дворов, детские площадки — напротив баров, и главные городские музеи подчас соседствуют с беспощадными стройками. Оливье, как он есть, заправленный сумасшедшим ритмом жизни.
Так уж исторически сложилось, что в вопросах архитектуры Москва частенько рубила сплеча. Не было у наших предков пиетета к памятникам старины: свои палаты, заложенные, допустим, в XV веке, они нещадно перестраивали и улучшали, не испытывая ни грамма угрызений совести, что под горячую руку попадало культурное наследие. Прошла не одна сотня лет, но мало что изменилось. И XX век был горяч на схожие решения, сносилось все и вся.
Ты, конечно же, уже дошел до Красной площади и даже наверняка бросил монетку у нулевого километра. А представь, ну, на секунду представь, что на месте, где ты стоишь, раньше уже начинались улицы. Если стоять спиной к Василию Блаженному, то первые дома по Тверской были на месте реконструированной гостиницы «Москва» (и кстати, они были совершенно другими), а на месте торгового центра «Охотный ряд» когда-то процветал Моисеевский монастырь. И да, никакого нулевого километра не было! Его придумали не так давно, ну, чтобы просто развлечь туристов.
Дом стоял на этом месте,
Он пропал с жильцами вместе!..
Поищите за углом —
И найдете этот дом.
Агния Барто
Вспомнил, как стоял в коротеньких шортиках на стуле и рассказывал, стесняясь, этот стишок? Открою тебе секрет, это не просто несколько легких строк, это Генеральный план реконструкции Москвы 1935 года. Сколько тогда было снесено памятников архитектуры, даже страшно представить, но некоторым домам повезло: их просто передвинули. Да-да, ты не ослышался. Их переместили. По Тверской ходили все, кто хоть раз оказывался в городе. Но многие ли заглядывали в ее арки? Там подчас и прячутся от любопытных глаз те здания, которые раньше всегда были на виду, стояли на первой линии. Давай я расскажу тебе одну сказку. Давным-давно, в 1907 году, на центральной улице было построено подворье Савво-Сторожевского монастыря, красивейшее здание в русском стиле. Ну, худо-бедно простояло оно до 1939 года. А потом ночью 4 ноября дом массой в 23 тысячи тонн был просто передвинут вглубь улицы без отселения жильцов. Там и стоит по сей день. Запоминай адрес: ул. Тверская, д. 6, стр. 6.
РОДНАЯ ОБЗОРНАЯ
Прогулялся по городу и насмотрелся на красоты Третьяковки? За мной! Посмотрим на Москву свысока. Птичий полет и вкусный ужин — отличная перспектива. Ресторанов с шикарным видом в городе несколько. Расскажу тебе о двух самых ярких. Во-первых, Sky Lounge, облюбовавший себе последние этажи здания РАН (Ленинский пр-т, 32а). Под твоими ногами окажется Москва-река, а на ладони будут главное здание МГУ и храм Христа Спасителя, и строящийся офисный район Москва-сити. Кстати, там, аж на 62 этаже башни «Федерация» (Пресненская наб., 12), приютился главный конкурент высокой кухни под «Золотыми мозгами» (именно так в народе называют здание Президиума РАН из-за диковинных постмодернистских металлических конструкций на крышах башен) Sixty. Самый высокий ресторан в Европе — это тебе не шутка! Разве важно, что там в меню? Хотя я уверена, что среди разнообразия средиземноморской кухни ты точно сможешь найти то, что придется тебе по душе. И помни, столики у окна стоит бронировать заранее!
РОДНАЯ ЛИТЕРАТУРНАЯ
Ну, мы с тобой уже выяснили, что Москва для каждого своя. Но это полбеды, иногда кажется, что каждый десятый ее житель еще готов и водить экскурсии. Ищешь гида? Чего тут только нет. От диггерских сырых подземелий до булгаковской столицы! Что ж, путешествовать по коллекторам ты будешь явно без меня, а вот по литературным переулкам я поброжу с тобой с удовольствием.
Пушкинские места, Москва Чеховская, Москва угрюмого Достоевского, конечно же, Москва из «Мастера и Маргариты» и даже Москва Эраста Фандорина… У меня к тебе только одна просьба, не смешивай и не понижай градус. Иначе ты уже и не вспомнишь, в каком доме родился Пушкин, а в каком был подвальчик Мастера.
РОДНАЯ ПЕРЕУЛОЧНАЯ
Вообще, моя старушка Златоглавая прекрасна своими дворами. Поверь, вылизанные центральные улицы и площади бесспорно прекрасны, но то, что город таит в переулках, и расскажет тебе о его настоящей жизни. Так и Москва в своих дворах прячет немало сокровищ. Например, можно сотню раз пройтись по Арбату, но так никогда и не наткнуться на великолепнейший дом Константина Мельникова (Кривоарбатский пер., 10). И пожалуй, благодаря таким козырям столицы каждый день ты начинаешь с чистого листа. Куда забредешь сегодня и что тебе удастся отыскать, ты не знаешь с утра. Не бойся заблудиться. Москва круглая. И ты все равно выйдешь на одно из колец: Бульварное ли, Садовое ли или тебя занесет аж к Третьему транспортному и МКАДу.
Сумбурно вышло? Не спорю. Помнишь, как ты волновался, читая стишок Барто? Так и я, стоя на этой журналистской табуретке, боюсь запнуться. Вдруг тебе потом мой город не понравится? Что я буду делать?
Ну, ни пуха! И к черту!
Наталья Эйхвальд для JORNL (июль 2014)

Мир драконов

big
В любой детской библиотеке есть книжки-баловство. Вот честное слово, в любой. Их покупают просто так, не надеясь на образовательный момент или скажем, на личное свободное время (которое дарит любая книжка с мелкими и очень мелкими деталями). Книжка-баловство - это огромная радость, ее можно листать десятки раз подряд и каждый из них будет немножечко похож на праздник. В этих драконах, если не запамятовала, всего 5 разворотов. Кажется, совсем немного.
Но вы бы видели глаза 5 летнего мальчишки, который раскрывает страницу и замирает от восторга. 3 разных дракона, одно драконье яйцо с маленьким крохой внутри и один всамделишный скелет. В общем, ух! Целая жизнь. Настоящая жизнь, где есть место праздникам.
Лабиринт

Воющий мельник

big
Есть такое правило, если на обложке написана фамилия, которую тебе не суждено ни то что выговорить, но и прочитать - надо брать! Однозначно надо брать. Значит, перед тобой прекрасная северная Европа. В любви к норвежской и даже шведской  литературе я уже признавалась многократно, причем даже на страницах этого жж, но сейчас речь пойдет еще и о финнах.
Арто Паасилинна - один из самых известных финских писателей, в общем-то уже со сложившейся литературной судьбой. Его романы переводят фактически на все европейские языки, а если смогут - переведут еще и на все остальные. У нас его книги издает Ольга Морозова, за что ей отдельное огромное спасибо.
В книгах авторов, выросших под тенью хвои, нет привычных сантиментов и ярких любовных трагедий. Иногда вообще кажется, что герои их - люди совсем непохожие на нас, слегка угловатые, до тошноты грустные и погруженные в себя, и старающиеся разглядеть сквозь гущу еловых зарослей не только солнце, но и правду.
К этому миру нужно привыкнуть. Но ровно через одну прочитанную книгу, ты уже бродишь по книжному магазину, проводя этот странный тест: не можешь прочитать фамилию автора - надо брать.
"Воющий мельник" - грустная романтичная история о том, что гадкому утенку не всегда везет настолько, что он может превратиться в лебедя и во сто крат превзойти своих обидчиков. Мельник, совсем безобидный мельник... Такой же как все, даже лучше. Сообразительный, рукастый, работящий, с открытой душой    и воющий по ночам. Кажется, что жители его деревушки должны пережить эту маленькую странность, но, черт возьми, даже если бы они справились с воем, они никогда бы не простили себе того, что рядом живет человек, который во многом их краше.
Мельница перемалывает зерно, превращая его в дорогую безвкусную пыль, ровно так же общество перемалывает людей, превращая их в волков-одиночек.
Лабиринт
Озон

Автомобильчик Бип

big
Как-то так вышло, что книжки Тамары Крюковой прошли мимо меня. Уж не знаю. Неказистые, то есть самые обычные книжки. Обычные приятные иллюстрации, обычный офсет, обычное чудо. Как-то так вышло, что маленький автомобильчик живет настоящей большой жизнью, полной сложностей и взаимовыручки, новых знакомств и радости от самой настоящей дружбы.
Бип путешествует по дачным окрестностям, бахвалясь и привирая, попадая не только в приключения, но и в переплеты. В общем, учится жить.
Что приятно, книжка с моралью, зачитана до дыр. В нашей семье особой популярностью пользуется история про недоверчивых ежиков. Это оно и понятно, во-первых, ежики смешные, а во-вторых, недоверчивые - это оно и понятно, ежикам жить непросто :)
Ура, русской сказке! Я вот рада. А вы?
Лабиринт
Озон

Tags:

Пунш желаний

big
Мне весь этот год кажется, что кто-то успевает загадать желание за меня, и поэтому вечно сбывается какая-нибудь хрень и лишь изредка то самое сокровенное, что удалось придумать мне. Но это в жизни, как вы понимаете в сказке все совсем по-другому. Особенно, если сказка это Новогодняя. Злому отвратительнейшему типу нужно успеть сотворить все гнусности, которые были запланированы боссом на год, за окном 31 декабря, а план не выполнен и наполовину. Надежда только одна, на пунш желаний. Рецепт прост: правильно сварил, правильно загадал, правильно порадовался. Гадости на месте. Но не тут-то было. Добро оно, хоть и неказисто, зато всегда рядом. И тут положение спасают неказистый кот и общипанный ворон.
Смешно, по-детски смешно. Как вы думаете, что я дарю всем знакомым детям? Не угадали, конечно же, я не подарю им суперпупермодныйтанк. Я подарю им "Пунш желаний", вдруг скажут спасибо.
Лабиринт
Озон

Ежевичное вино

«Ежевичное вино»
1001553170

А я снова про Харрис.

Удивительным образом мне даже не интересно, как выглядит писательница, откуда она родом, сколько ей лет – хотя обычно я всегда интересуюсь биографиями авторов. Но не в этом случае. Мне совершенно не хочется ничего о ней знать – как будто стоит приоткрыть завесу неизвестности вокруг ее личности, и мир сотканных ею образов исчезнет или, по крайней мере, покачнется и изменится. А этого я не хочу.

«Ежевичное вино» затягивает точно так же, как остальные книги Харрис. Повествование от имени «Флери» 1962 года очень редко выходит в первое лицо, в основном рассказчик все-таки держится в тени, оставляя большую часть романа в привычной читателям форме. Но нет-нет да проскальзывает в гладком повествовании не просто подглядывание через окно, как всегда в тексте с рассказчиком, но взгляд изнутри, из винного погреба, из сумки с бутылками, с донышка бокала.

Read more...Collapse )

Озон
Лабиринт